Жена Илдуса Нафикова помогла "Нижнекамскнефтехиму" не отдавать в ТФБ 4 млрд рублей


Илдус Нафиков

Накануне стало известно, что "Нижнекамскнефтехим" (НКНХ) выиграл суд с Центробанком и ТФБ и теперь не должен отдавать 4 млрд рублей, которые взял в кредит 2,5 года назад. Битва в суде шла с начала 2017 года и все "очки" были на стороне регулятора. В конце прошлого года Арбитражный суд Поволжского округа в кассации неожиданно принял решение о новом рассмотрении и направил дело не в Самару как это обычно бывает, а в Саратов. Там суд впервые за 1,5 года заседаний встал на сторону НКНХ и отменил решение татарстанского суда. Одна из трех судей, принявших это важное решение для Татфондбанка, стала Рузалия Нафикова. Она, как выяснили "Idel.Реалии", — жена прокурора Татарстана Илдуса Нафикова.

Согласно данным АСВ на 31 декабря 2018 года, банк все еще должен кредиторам первой очереди (вкладчикам-физлицам, превышенцам) 71,66% всех их требований — это 20,9 млрд рублей. Таких вкладчиков — 11 651 человек. Но это еще не всё: есть еще кредиторы третьей очереди (юридические лица), их почти пять тысяч человек и долг банка перед ними — 77,8 млрд рублей.

Поэтому 4 млрд рублей, которые Центробанк и АСВ пытались вернуть у ПАО "Нижнекамскнефтехим" — значительная сумма. Она бы в корне не исправила ситуацию, но смогла бы уменьшить сумму долга перед кредиторами первой очереди почти на четверть.

КРЕДИТЫ "НИЖНЕКАМСКНЕФТЕХИМА" И ЦЕНТРОБАНКА

4 млрд руб., которые Центробанк и АСВ пытались вернуть у ПАО "Нижнекамскнефтехим" — значительная сумма. Она бы в корне не исправила ситуацию, но смогла бы уменьшить сумму долга перед кредиторами первой очереди почти на четверть.

18 июля 2016 года Татфондбанк выдал кредит на 1,8 млрд рублей "Нижнекамскнефтехиму". В тот же день компания, банк и головная фирма экс-главы ТФБ Роберта Мусина "Новая нефтехимия" подписали соглашение о переводе долга, согласно которому все обязательства НКНХ передаются последней. Банк согласился с этим условием. 9 декабря 2016 года, за шесть дней до введения моратория в ТФБ и в первый день, когда, по мнению экспертов, банк стал неплатежеспособен, должником становится "Новая нефтехимия".

Примерно по такой же схеме поступили и со вторым кредитом, выданным 18 июля 2016 года, на 2,2 млрд рублей. Банк выдал деньги НКНХ, те в тот же день подписали соглашение о переводе долга и обязательства перешли на ООО "Сувар Девелопмент" (связанная с Мусиным компания). Чуть позже, в тот же день, подписали новое соглашение: "Сувар" передает обязательства "Новой нефтехимии". 9 декабря 2016 года банк заменяет НКНХ на нового должника — головную компанию Мусина.

В итоге 4 млрд рублей, выданных НКНХ, теперь должна "Новая нефтехимия".

Кстати, в договорах сказано, что право замены заемщика наступает в двух случаях: показатель базового капитала ТФБ достигнет 4,5% или наступит 1 июля 2018 года. Именно поэтому права перешли 9 декабря, в первый день неплатежеспособности банка. Как сказано в решении Арбитражного суда РТ, 9 декабря Роберт Мусин в своем письме уведомил НКНХ о том, что базовый капитал достиг 4,5%. Однако в официальных документах такого снижения зафиксировано не было — минимальный показать 5,45%. Об этом утверждает ЦБ уже в суде.

Роберт Мусин, являвшийся председателем правления банка, подписывая оспариваемые сделки, фактически лишил банк возможности получить погашения задолженности от ликвидного заемщика, чем причинил явный ущерб банку

Интересно, что примерно тогда же были заключены и два договора цессии (прав требования). По ним ПАО "Казаньоргсинтез" уступило ООО "Новая нефтехимия" права требования на 4 млрд рублей, вытекающие из выше описанных договоров.

Агентство по страхованию вкладов в своем отзыве (имеется в распоряжении редакции) на иск пишет: "указанные сделки являются взаимосвязанными, так как они заключены в один день, с участием одних лиц, а также преследовали единую хозяйственную цель, они объединены единой (противоправной) целью замены ликвидного обязательственного права требования банка к ПАО "НКНХ" на неликвидное право требования к ООО "Новая нефтехимия".

Госкорпорация пишет, что НКНХ, когда брал кредит, "соответствовал требования ЦБ в категории качества", а вот "Новая нефтехимия" — нет (компания не была заемщиком надлежащей категории).

"Роберт Мусин, являвшийся председателем правления банка, подписывая оспариваемые сделки, фактически лишил банк возможности получить погашения задолженности от ликвидного заемщика, чем причинил явный ущерб банку", — пишет АСВ.

АСВ также указывает, что сделки на общую сумму более 2% от баланса банка (он тогда составлял 189 млрд; следовательно 4 млрд — это 2,11%) должны быть одобрены собранием акционеров банка. Но "Новая нефтехимия", владеющая 20% ТФБ, приняла решение самостоятельно.

Эти кредиты нижнекамской компании стали обеспечением по кредиту, выданному Центробанком ТФБ. 28 сентября 2018 года финорганизация получила 3,1 млрд рублей в качестве кредита под залог кредита НКНХ.

СУДЫ И ПЕРВЫЙ ВЫХОД НАФИКОВОЙ

11 августа 2017 года в своем решении Арбитражный суд РТ удовлетворил два иска Центробанка к "Нижнекамскнефтехиму", Татфондбанку, "Новой нефтехимии" и "Сувар Девелопмент". Он признал недействительными соглашения с компаниями и обязал взыскать с НКНХ 1,8 млрд и 2,2 млрд рублей задолженности по кредитам.

Но тут в дело вступило ПАО "Казаньоргсинтез" и стало подавать обжалования.

Центробанк 21 сентября 2017 года направил в суд ответ на апелляционную жалобу. В нем сказано, что ЦБ узнал о наличии соглашений только 20 декабря 2016 года. Регулятор сделал вывод: банк преднамеренно передал в качестве обеспечения кредитов ЦБ права требования по договору, обремененному условиями по передаче прав третьим лицам, заведомо создав условия, при которых невозможен возврат кредитов ЦБ".

"Целью указанных сделок являлось "схемное" увеличение собственных средств (капитала) ПАО "Татфонданк" на 4 млрд рублей для предотвращения появления возможных признаков банкротства / оснований для отзыва лицензии в связи со значительным объемом неоцененного риска по активам, выявленного в ходе плановой инспекционной проверки Банка России, завершившейся 21 июля 2016 года", — пишет ЦБ.

ПРОВЕРКА ЦБ И ПРИЧЕМ ТУТ ЭКС-ПРЕМЬЕР ТАТАРСТАНА

Кстати, после проверки 30 сентября того же года регулятор вынес предписание ТФБ. В нем сказано, что руководство банка неправильно оценивает кредитные риски, завышает оценку финансового положения заемщиков. То есть ТФБ выдавал кредиты организациям, которым выдавать займы не следовало — небольшие и молодые компании получали крупные кредиты.

Также регулятор по результатам проверки выявил существенное сокращение выручки банка, серьезные просрочки по кредитам, невыполнение банком инвестиционных планов, отсутствие признаков хозяйственной деятельности заемщиков. ЦБ выявил факты, что некоторые из заемщиков брали в банке новые кредиты, чтобы погасить уже существующие. В некоторых случаях кредиты брались на третьих лиц.

В предписании ЦБ обязал ТФБ деформировать свои резервы до 23.5 млрд рублей. Иначе его ждет отзыв лицензии и банкротство.

В тот же день, 30 сентября, в ЦБ приходит ходатайство за подписью председателя совета директоров банка и уже экс-премьер-министра Татарстана Ильдара Халикова. Он напомнил, что банк от части государственный, а его услугами пользуются сотни тысяч жителей Татарстана. Халиков предложит регулятору рассмотреть возможность исполнения предписания с октября 2016 по январь 2017 года.

Как мы уже теперь знаем, Халиков расписал в своем ходатайстве ряд мер, которые должны улучшить положение банка, но в итоге сделали все наоборот.

И снова судья Нафикова и ее коллеги отменяют решение нижестоящего суда

16 ноября 2017 года Одиннадцатый арбитражный суд Самары отставил решение татарстанского суда в силе. 22 декабря 2017 года "Казаньоргсинтез" снова обжаловал решение в кассационном порядке в Арбитражный суд Поволжского округа. Здесь впервые делом занялась Рузалия Нафикова вместе со своими коллегами Ильсуром Нигимуллиным и Надеждой Королевой. Они отменили решение предыдущего суда и направили дело на новое рассмотрение туда же.

28 июня 2018 года Одиннадцатый арбитражный суд Самары снова утверждает свое решение о законности решения татарстанского суда. И снова кассация в Поволжский суд, и снова судья Нафикова и ее коллеги отменяют решение нижестоящего суда. Но на этот раз они отправляют дело на рассмотрение в Саратов — в Двенадцатый арбитражный суд. Тот, 4 февраля этого года отменяет решение от 11 августа 2017 года и отказывает Центробанку в удовлетворении иска. "Нижнекамскнефтехим" больше не должен денег банку по этим кредитам.

Причиной для отмены решения Арбитражного суда РТ и передачи дела в Саратов, как отмечается в решении Поволжского окружного суда, стало еще одно дело. Оно рассматривалось в московском суде по иску НКНХ к ЦБ. Компания пыталась оспорить обеспечение того самого кредита, выданного Центробанком ТФБ на 3,1 млрд. Кредит НКНХ как раз выступал как обеспечение по нему. Но суд встал на сторону регулятора и отказал компании в иске.

Этот процесс стал главным в отмене решения по кредитам на 4 млрд рублей, так как судьи Арбитражного суда Поволжского округа, среди которых Рузалия Нафикова, отметили, что ПАО "Казаньоргсинтез" было лишено своих прав на предоставление позиции в московском суде — они не участвовали в деле.

"Постановление явилось недостаточно обоснованным и мотивированным, принято без установления всех имеющих значение для рассмотрения дела обстоятельств", — сказано в решении.

Пока узнать, по какой причине Саратовский суд, после передачи Поволжским судом дела им, полностью изменил решение, невозможно — в картотеке не опубликовано мотивированное решение.

КТО ТАКАЯ СУДЬЯ НАФИКОВА?

Рузалия Алямовна Нафикова родилась в 1961 году. В 1983 году окончила Казанский государственный университет имени В.И. Ульянова-Ленина по специальности "Правоведение". Именно там, вероятно, она и познакомилась со своим мужем — ныне прокурором Татарстана Илдусом Нафиковым, он закончил тот же факультет в том же году.

Чем она занималась следующие 17 лет — неизвестно, но в 1998 году она становится судьей Нижнекамского городского суда РТ. В 2000 году переходит в суд Набережных Челнов. Там она проработала семь лет.

Интересно, что ее трудовой путь полностью совпадает с тем, где работал ее муж: до 1996 года они жили в Набережных Челнах, там будущий прокурор республики работал старшим помощником прокурора Комсомольского района, потом старшим следователем прокуратуры города, а также инструктором идеологического отдела Набережночелнинского горкома КПСС и заместителем прокурора города. В 1996 году он получает должность прокурора Нижнекамска. В должности Нафиков провел всего четыре года и получил назначение в Набережные Челны — главным прокурором.

Чем она занималась следующие 17 лет — неизвестно

В 2007 году семья перебирается в Казань. Нафиков становится прокурором Казани, а его жена — судьей Арбитражного суда Поволжского округа. В сентябре 2013 года ее муж получает новую должность — прокурор Татарстана. Жена же продолжает работать на том же месте. Она имеет первый квалификационный класс судьи, награждена медалями "За безупречную службу" и "150 лет судебной реформы в России".

Это почти всё, что известно про Рузалию Нафикову. Есть еще ее декларация с 2010 по 2017 год. Именно, кстати, по ней и можно понять, что судья — это точно жена прокурора Татарстана. Дело в том, что в декларациях указываются в том числе и собственность и заработная плата супруга.

Декларация Рузалии Нафиковой за 2017 год
Декларация Рузалии Нафиковой за 2017 год

Так, у семьи есть земельный участок в 610 кв. м и дача/дом в 132 метра. Квартира в 169,9 кв. м, два стояночных места — 17,8 и 17,7 кв. м. У прокурора из транспортных средств в собственности Nissan X-Trail, мотоцикл BMW F650 GS, мотолодка "Казанка" 5М7 и автоприцеп. У жены — Lexus GX 460. Доход на 2017 год: у Нафикова — 2,7 млн рублей, а у жены — 2,8 млн рублей.

Согласно Арбитражному процессуальному кодексу, запрещено участие родственников (судья и прокурор) в одном судебном заседании. Однако "Idel.Реалии" не нашли ни одного заседания у Рузалии Нафиковой, где бы мог присутствовать ее муж со стороны Прокуратуры РТ. Таким образом, конфликта интересов, согласно закону, не наблюдается.

При этом президент Татарстана Рустам Минниханов в 2017 году обязал надзорное ведомство заняться формированием судебной практики по вопросу вкладчиков с доверительным управлением "ТФБ-Финанс". Об этом он попросил лично прокурора РТ Илдуса Нафикова. Отметим, что, согласно картотеке Арбитражного суда, Рузалия Нафикова рассматривает сразу несколько дел компаний, связанных с ТФБ.

"Idel.Реалии" обратились с запросом в Прокуратуру Татарстана и попросили разъяснить, не видит ли прокурор республики конфликта интересов в сложившейся ситуации.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG